понедельник, 7 августа 2017 г.

«Как, коротая век в райцентре, быть с вечностью накоротке…»

ФОТОРЕПОРТАЖ О ЛЕТНЕМ ПУТЕШЕСТВИИ.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Приглашаю вас, друзья, узнать о том, как продолжилось мое путешествие по славному городу Тарусе, когда наша туристическая группа ступила на берег после теплоходной поездки в Поленово.

(Сообщу для тех, кто не читал начало рассказа, но хотел бы с ним познакомиться, что оно опубликовано здесь.)





Итак, с корабля на бал. Мы сели в автобус и после короткого переезда оказались на улице Пионерской, 6. А если кому-то больше нравится, то на улице Розы Люксембург, 30. Не удивляйтесь – оба адреса одинаково принадлежат одному из знаковых мест Тарусы, связанных с именем Марины Ивановны Цветаевой. Именно на пересечении этих улиц стоит симпатичный деревянный дом, обозначенный как «Музей семьи Цветаевых».

Выбрана такая формулировка неслучайно. Дача «Песочное», в котором собственно и жили Цветаевы, к сожалению, не сохранился. Но дом, стены которого тоже «видели» М. Цветаеву, ее семью и друзей, остался. Как сказано на сайте Калужского областного краеведческого музея, филиалом которого является этот дом: «Музей располагается в восстановленном так называемом «Доме Тьо». Дом был куплен в 1899 г. дедом Марины Цветаевой по материнской линии А. Д. Мейном. В «Доме Тьо» сестры Марина и Анастасия Цветаевы жили во время зимних приездов в Тарусу в 1907-1910 гг., а их отец – профессор, основатель Музея изящных искусств (ныне ГМИИ им. А. С. Пушкина) И. В. Цветаев – в 1903 -1912 гг.».
Источник фото: http://tsvetaeva.lit-info.ru

Думаю, в этом описании вы обратили внимание на странное название – «Дом Тьо». Дед Цветаевой, отец ее матери, Александр Данилович Мейн потерял жену, когда его единственной дочери Маше было лишь три недели от роду. Уход за малышкой и ее воспитание легли на швейцарскую гувернантку, Сусанну Давыдовну, которую девочка горячо любила и по-родственному называла «тетей». Точно так же ее потом звали и дочери Марии Александровны Марина и Ася, но в шутку девочки говорили «тьо», ведь именно так эта добрая женщина, всю жизнь прожившая в России, но не сумевшая избавиться от акцента, произносила слово «тетя». Будучи в преклонных годах Мейн женился на Сусанне Давыдовне и купил ей дом. Говорят, что женитьба деда была лишь актом огромной благодарности и желанием дать верной помощнице гарантированное материальное обеспечение в случае его смерти. Так и получилось. Еще многие годы «тьо» с радостью принимала Марию, потом и ее детей, даже когда они выросли и создали собственные семьи. И Цветаевы, приезжая в Тарусу, очень любили гостить у Сусанны Давыдовны.






Не все вещи, которые находятся в музее сейчас, принадлежали именно Цветаевым. Некоторые находились в домах их друзей и знакомых. Но все они передают атмосферу того времени, помогают почувствовать уютный мир семьи. Хранятся здесь также книги, письма, фотографии и многое другое.

Представлен в экспозиции и макет дома в Песочном, о котором мы уже упоминали.

Покинув гостеприимный «Дом Тьо»...




...мы пешком отправились по улице Розы Люксембург и вскоре увидели указатель.


«Места вокруг Тарусы поистине прелестны. Тарусу давно следовало бы объявить природным заповедником. Мы до сих пор упорно пренебрегаем красотой природы и не знаем всей силы ее культурного и морального воздействия на человека, забываем, что патриотизм немыслим: без чувства родной природы и без любви к ней». (К. Г. Паустовский. Письмо из Тарусы)

Нам предстояло побывать в Доме-музее Константина Георгиевича Паустовского, известного советского писателя, прославившегося произведениями о природе.






В первой части я уже говорила о том, что в этот город писателя привела причина медицинского характера: усиливавшаяся с годами астма Константина Георгиевича заставила семью Паустовских искать место, наиболее для него подходящее. Таковым и стала Таруса.

Первой на разведку сюда приехала жена Татьяна Алексеевна, потому как писатель в это время находился в Доме творчества писателей в Латвии, где работал над книгой «Золотая роза» и драгоценное время на такого рода поездки тратить не мог. Однако, по воспоминаниям падчерицы Галины, загодя высказал три пожелания к будущему месту жительства: «Первое – чтобы не было комаров, как в Мещере. Второе – чтобы рядом имелся водоем, так как любил рыбачить. И, наконец, подальше от железной дороги, потому что уже тогда его донимали почитатели».

Татьяна Алексеевна с друзьями самоотверженно отправилась на «смотрины» недвижимости. Причем дело было зимой или, по крайней мере, тогда, когда весной еще лежал снег, и добираться в отсутствии нормальной дороги пришлось долго и трудно. Таруса в допаустовские времена, как мы уже знаем, была более чем неблагоустроенной в смысле коммунальных услуг. Присмотренный для покупки дом, вернее, половина дома в 26 квадратных метров, тоже роскошью не отличался, и все его «удобства» размещались во дворе. Но тем не менее хозяин просил деньги немалые, поскольку на земельном участке, относящемся к его владениям, росла какая-то особенно прекрасная сортовая клубника. Татьяне Алексеевне место понравилось, и сделка состоялась.

Из письма К. Г. Паустовского М. Л. Слонимскому от 13 апреля 1955 г.: «Татьяна Алексеевна со свойственной ей решительностью купила крошечный домик на берегу Оки в живописном городишке Таруса. Вы приедете туда летом, и я Вас выучу ловить рыбу».

Потом, приехав сюда, писатель согласился с выбором супруги.
«В Тарусе очень хорошо. Окрестности сказочные, Недаром Таруса – приют художников». (из письма Н. И. Замошкину от 3 июня 1955 г.)

А решительность, свойственная новой владелице, продолжала проявляться: первое, что она сделала (слабонервных прошу не читать!), от всей этой дивной клубники избавилась. Уж не знаю, продала или раздала соседям, а на освободившейся территории начала создавать и возделывать свой собственный сад и цветник.


И вновь обратимся к письму Паустовского (к Б. С. Евгеньеву от 26 июля 1955 г.).

«Понемногу начал работать. Здесь хорошо, очень захолустно, но места вокруг чудесные, – много леса, грибов и ягод. Живем у самой Оки в лачуге, единственным украшением которой являются цветы».

Подтверждением этих строк стало то, что мы хаотически бегали по участку и оживленно щелкали затворами. На этом клочке земли, радуя глаз, царят разнообразные растения и цветы.








А в самом дальнем уголке сада стоит беседка. В ней любил работать Константин Георгиевич.




Потом мы зашли в дом, если цитировать еще одно письмо Паустовского, – «халупу, которую Татьяна Алексеевна превратила в нечто уютное». Дом, действительно, очень уютный, хотя довольно небольшой. Но зато сколько тут в свое время перебывало крупнейших в истории культуры личностей! Даже страшно представить.



Посещением дома-музея К. Г. Паустовского завершилась официальная часть экскурсионной программы. Теперь можно было использовать оставшиеся до отъезда домой пару часов на свободное посещение тех мест, в которые нас позовёт душа и фантазия.
Несколько человек из нашей группы со схожими душами и фантазиями стихийно самоорганизовались и отправились вместе осмотреть еще кое-какие достопримечательности. Среди них и я.

Время от времени сверяясь у доброжелательных местных жителей верной ли дорогой идём, мы двигались вдоль берега Оки всё дальше и дальше.

Наконец перед нами на холме предстал Храм Воскресения Христова, считающийся, кроме всего прочего, самым старым памятником архитектуры Тарусы (XVII век). А под «всем прочим» подразумеваю присутствующие в его убранстве уникальные мозаичные, деревянные и каменные иконы, о которых нам с восторгом говорили и на которые мы очень хотели взглянуть. Но немного не повезло. Храм уже был закрыт, когда мы сюда пришли.


Оставалось полюбоваться на него со стороны и отправляться дальше.

Следующей нашей остановкой стал памятный камень М. И. Цветаевой или, как еще называют такого рода объекты, – кенотаф.

«Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уже нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов, которыми Кирилловны шли к нам в Песочное, а мы к ним в Тарусу; поставили с тарусской каменоломни камень: "Здесь хотела бы лежать МАРИНА ЦВЕТАЕВА"»

Так писала сама великая русская поэтесса, когда жила в эмиграции и с тоской вспоминала милый сердцу город счастливого детства.
(Поясню только, что Кирилловны – это самопрозвище тех самых последовательниц христианской секты хлыстов.)
Как мы знаем, жизнь Марины Ивановны Цветаевой трагически рано прервалась в городе Елабуге, где в порыве отчаяния и безнадежности она покончила с собой в последний день лета 1941 года. Там же и была похоронена.

А история этого камня непростая. Оказывается, волю Цветаевой задался целью выполнить и выполнил еще в 1962 году обычный студент-филолог Семен Островский. Но установленный им на собственные средства камень пролежал там недолго. Его убрали, опасаясь каких-нибудь неприятностей. Ведь в то время упоминание имени Цветаевой не очень поощрялось в связи с ее эмиграцией.

Камень, который сейчас лежит на этом месте, установлен в 1988 году. Если встать к нему спиной, перед вами откроется вот такой вид на Оку.


Мы двинулись дальше. Вернее, выше. Нам предстояло покорить косогор. Не простой косогор, а Мусатовский. И место это и имя удивительным образом объединяют собой несколько мест и имён, о которых мы уже говорили.
Начнём с того, что на этом косогоре располагалось когда-то хлыстовское кладбище, упомянутое Цветаевой. А теперь здесь находится могила прекрасного русского художника Виктора Эльпидифоровича Борисова-Мусатова. Его в 1905 году в Тарусу пригласил отец Марины Ивановны – Иван Владимирович Цветаев – создатель и первый директор нынешнего Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в Москве. Более того, Борисов-Мусатов жил на даче «Песочной» и иногда отправлялся в гости к Василию Дмитриевичу Поленову.

Борисову-Мусатову было в этом городке хорошо и творчески, и человечески.
«…Теперь я сижу в Тарусе. В глуши. На пустынном берегу Оки. И отрезан от всего мира. Живу в мире грез и фантазий среди березовых рощ, задремавших в глубоком сне осенних туманов. Уже давно я слышал крик журавлей. Они пролетели куда-то на юг, бесконечными рядами в виде треугольников. Крик их наполнил эти леса мелодией грусти старинной, которую я когда-то знал. Крик их замер, и только белка рыжая нарушает кружевные сновидения березовых рощ. Вы думаете, я скучаю. Нет. У меня времени не хватает каждый день. Хоть я сижу дома… Я создал себе свою жизнь…»
(из письма художнику Бенуа, октябрь 1905 г.)

Кстати, некоторые репродукции Борисова-Мусатова были включены в тот самый, упомянутый мной в первой части повествования, легендарный альманах «Тарусские страницы». И это тоже связь событий.

Очень приятным для меня обстоятельством является то, что Виктор Эльпидифорович – мой земляк, уроженец Саратова. В нашем городе есть его дом-музей.


Но, к сожалению, Таруса стала не только местом вдохновения и радости для этого художника, но и местом смерти.


На высоком Мусатовском косогоре мы нашли его могилу, фигуру на которой издавна называют «Уснувший мальчик» (работа также саратовца, скульптора А. Т. Матвеева, много лет знавшего Борисова-Мусатова).


По легенде, художник умер в свои тридцать пять лет от тяжелой простуды, случившейся в результате того, что он бросился в холодную воду Оки спасать тонущего мальчика. Говорят, что, к сожалению, мальчика вернуть к жизни не удалось, и эта трагедия стала дополнительной причиной безвременного ухода Виктора Эльпидифоровича.

Здесь же находится могила младшей сестры В. Э. Борисова-Мусатова и его модели – Елены.

Возвращаясь к автобусу, еще раз оглядывала размеренную неспешную Тарусу и старалась надышаться ее воздухом, налюбоваться вечерней Окой, почувствовать прикосновение тех незримых нитей, что связывают прошлое с настоящим. В таких местах кажется, что это совсем просто.


И в завершение, как обещала, попробую озвучить несколько практического плана замечаний о такого рода поездке, которые могут пригодиться для людей, их возможность обдумывающих.
Во-первых, два подряд ночных переезда в автобусе (даже туристического класса) представляют из себя определенную трудность. Сон можно назвать условным, поскольку лечь как следует не получится. Потому лично меня очень выручила надувная подушечка в виде подковки, которая надевается на шею и дает возможность хоть как-то подремать, а не просыпаться всякий раз, когда «клюёшь носом» от усталости.
Во-вторых, не помешает взять с собой минимальный сухой паёк, а также воду или чай. На месте вас покормят завтраком и обедом (если это входит в стоимость путевки), но ужин обычно не предусматривается. Разумеется, можно пойти в какое-нибудь кафе или купить продукты в местном магазине, но на это вам придется тратить деньги и, что еще более грустно, отрывать время от культурной программы, а его и так не столь много. Бывают, конечно, люди (знаю некоторых лично), которые вообще в путешествиях практически не отвлекаются на еду и им при этом нормально живется. Но далеко не все способны на такие подвиги и нуждаются в подкреплении сил.
В-третьих, крайне важно не забывать об удобстве обуви, поскольку не всегда можешь предположить, какие придется посетить места. К примеру, некоторым очень нелегко пришлось подниматься и спускаться с косогоров по каменистым дорожкам в шлепках/сланцах. А кто-то легкомысленно надел обувь на каблуках и тоже чувствовал себя некомфортно.
В-четвертых, на всякий случай возьмите хотя бы самую примитивную аптечку, включающую наряду с лекарствами, которые вам, возможно, необходимы по медицинским показаниям: лейкопластырь (если обувь все-таки подведет, и вы начнете натирать мозоли) и какие-то препараты, предотвращающие расстройства пищеварения (кто знает, как ваш организм среагирует на дорогу и незнакомую еду).

На том, друзья, благодарю вас за внимание и желаю чудесного лета и прекрасных путешествий, пусть даже коротких, но западающих в душу и память надолго!

С уважением,
ваша Агния

9 комментариев :

  1. Агния, искренне рада за Вас. Удивительное путешествие... Я будто сама побродила по красивейшим и памятным местам. Пока читала - мечтала, и так хорошо стало... Спасибо.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Наталья! От всего сердца приветствую Вас! Спасибо за добрые слова! Мне очень приятно, что этот рассказ пробудил такие хорошие эмоции. Всегда буду рада общению!

      Удалить
  2. Агния, добрый вечер!
    Согласна с Натальей - после прочтения рассказа о путешествии в Тарусу - становится действительно очень хорошо, на душе и на сердце...Добра магия доброго Человека, великолепного рассказчика...Спасибо Вам за возможность прикоснуться через Ваш рассказ к великим литературным именам России, очароваться удивительной красотой природы этой местности. Спасибо за непередаваемую атмосферу рассказа, которая "дышит" настоящей интеллигентностью, литературным вкусом. Отдельное спасибо за практические замечания в конце поста, очень ценные для будущих путешественников. Агния, очень порадовали и подняли настроение, спасибо!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Людмила Борисовна! Как же Вы умеете вдохновить и окрылить!) Спасибо за Вашу душевную щедрость и доброту!!! Мне очень приятно, если в какой-то мере передались ощущения, вызванные этой поездкой, если это было интересно. Как заядлый путешественник)) держу в своей копилочке еще кое-какие задумки, о чем в свое время постараюсь рассказать.

      Удалить
  3. Здравствуйте, Агния! Искренне рада, что Вам удалось побывать в таких интересных и памятных местах. Словно вместе с Вами, ходила от одного места до другого. Вы - хороший рассказчик! Огромное спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Людмила Федоровна! Спасибо Вам большое за то, что "попутешествовали" со мной)! Эта поездка была для меня интересной, и рада, что удалось, хотя бы в какой-то мере, это отразить.

      Удалить
  4. Здравствуйте, Агния! Огромное спасибо за экскурсию! Страна у нас большая, не у всех есть возможность побывать в таких интересных местах, а с помощью таких экскурсоводов, как Вы, получилось прогуляться по Тарусе и узнать много интересного. Возможно, для кого-то это будет поводом собраться в поездку. Спасибо, Вам удалось передать красоту и литературную насыщенность Тарусы, и я соглашусь с К.Паустовским «В Тарусе очень хорошо. Окрестности сказочные..."

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина! С большим удовольствием приветствую Вас и благодарю за такой теплый отклик! Очень рада, если получилось рассказать о Тарусе так, как она того заслуживает. Даже после поездки не отпускал меня этот город, много читала материалов о нём и о тех выдающихся людях, которые там жили, а порой в дальнейшем отмечала некоторые удивительные и неожиданные "переклички" персоналий и событий. Призадумаешься в очередной раз о неслучайности случайностей). Возможно, позже об этом тоже напишу.
      Спасибо еще раз! Всего Вам самого доброго!

      Удалить
    2. Здравствуйте, Агния! О "перекличке" персоналий и событий и о неслучайности случайностей - заинтриговали! Напишите, пожалуйста, я тоже верю, что все не случайно.

      Удалить